wpthemepostegraund

«Я закончил как предприниматель»: Сергей Галицкий об уходе из бизнеса, «отжатом» «Магните» и Мамаеве

Источник: forbes.ru

Основатель «Магнита» Сергей Галицкий не намерен возвращаться в бизнес. Самая большая должность, которую он теперь готов занимать, — это президент футбольного клуба «Краснодар». Об этом Галицкий заявил в первом интервью после продажи «Магнита», которое в субботу опубликовал проект Елизаветы Осетинской «Русские норм!». В обнародованных ранее на неделе выдержках из интервью Галицкий впервые объяснил причины, по которым продал розничную сеть. В полной версии он также комментирует появившиеся сразу после сделки слухи о том, что пошел на нее под давлением, объясняет причины расторжения контракта с Павлом Мамаевым и делится планами на будущее. Мы собрали главные цитаты интервью.

Отжали ли «Магнит»

— Когда обществу тяжело, когда общество не очень удовлетворено, оно готово видеть негатив. И если мои объяснения не устроили — хотя я даже объясняться не должен, то, значит, уже этим людям я ничего не объясню. И этого и не нужно. Потому что они плохо знают людей из 90-х. Тот, кто прожил в бизнесе 24-25 лет, применить к нему смешное и емкое слово «отжали» — это настолько глупо и просто смешно, что мне неуважительно это комментировать.

Как потерял мотивацию в бизнесе

— Когда ты 15 или 17 лет бежишь за кем-то, а они скупают какие-то сети — то есть финансово более мощная компания, с талантливыми людьми — например, [бывший СЕО в компании Х5 Retail Group] Лев Хасис был великолепный управленец и конкурент, и я всегда буду испытывать к нему чувство глубокого уважения. И сейчас руководство «Пятерочки» (входит в Х5. — Ред.) — очень сильные ребята, вопросов нет. То когда ты кого-то обгоняешь, потом есть такое легкое опустошение. Но это и есть твоя жизнь, когда ты ее живешь не по кальке какого-то вечного перманентного роста, успеха — ты ее живешь по тем ощущениям, которые тебе важны. Знаете, когда ты открываешь 11 467-й магазин в каком-то поселке, не знаю, в Ямало-Ненецком округе, — ты уже не испытываешь того тактильного ощущения восторга, успеха, потому что это уже 11 678-й магазин. И пресыщенность этой историей, наверное, была в тот момент.

О бизнесе в России

— Вы должны понять такую вещь: когда страна находится на переломе, бизнес не может быть абсолютно стерильным. У нас бизнес с 1860 по 1917. Примеры тех ребят, которые картинные галереи потом создавали, — это все-таки был бизнес более эволюционный. А у нас мировоззрение одного человека эволюционировало ежедневно, его из жара в холод бросало. Ты просыпаешься — а у тебя на центральной улице танки по главному зданию страны стреляют, а на следующий день балет показывают.

Конечно, у нас по сравнению с европейским бизнесом есть специфика. Странно, если было бы по-другому. И у нас очень тяжелая для восприятия страна, потому что мы столько теряли постоянно. Возьмите Краснодар. Вот здесь были 60 лет назад немцы. Уничтожили здесь 70% зданий. Мы потеряли 20 миллионов человек. До этого — революция, потеряли еще бог знает сколько. После этого был Сталин. У нас очень тяжелая история, и мягкого плавного развития не было. И поэтому мы такие вышли, такие мы чуть более амплитудные люди по принятию решений. А мы хотим сказать — нет, у нас так же бизнес строился, как у них. Там, стартапчик, собрал раунд в Силиконовой долине. Это было бы противоестественно. Вот сейчас поколение, которое растет, должно быть норм.

Как управлял командой

— У меня прием был — их (топ-менеджеров. — Ред.) захваливал, где-то, может быть, излишне. Потому что ты все-таки находишься в провинции, и ты должен чуть больше людей хвалить для того, чтобы они не чувствовали, что они проиграют, когда бьются с московскими крупными компаниями, за которыми стоят крупные финансовые институты. И ты чуть-чуть придаешь им качества, которым они иногда соответствовали, но не полностью.

Чем бизнесмен отличается от менеджера

— Я жил с той ответственностью, с которой они (менеджеры. — Ред.) не могли жить. Они все равно могли в 8-9 вечера захлопнуть лавочку и сказать: «Да завтра что-нибудь придумаем». Я не мог себе этого позволить.

О будущем «Магнита»

— Компания после моего ухода продолжает расти. И ей нужно просто время, чтобы пришли те инвесторы, которые готовы инвестировать не в личностную компанию, а в менеджерскую компанию. Растет бизнес — значит, и капитализация будет расти. Просто нужно немного времени. Если будут приниматься правильные управленческие решения.

Станет ли футбол в России бизнесом

— Я уверен в этом.

Что для этого надо сделать?

— Нам надо прекратить рассказывать про запилы и распилы, а просто тупо работать каждый день, пробовать улучшать свои школы, пробовать искать дарования, пробовать работать с тренерским составом, платить в детских школах тренерам больше, пробовать отправлять их на тренировки, и когда-то будет результат.

Почему «Краснодар» решил расторгнуть контракт с Мамаевым

— У нас 11 тысяч мальчиков, и они должны знать, что с тех, кто станет футболистами, не будут спрашивать как с обычных людей, потому что они являются примером для простых мальчиков. За это им платят такие деньги. Если они думают, что живут в обществе, и они свободны от него, то надо к классику обращаться. Когда их фамилии на стадионах выкрикивают десятки тысяч, это налагает на них обязательства — хотят они этого, не хотят, они должны это понимать… И твоя поведенческая модель должна этому соответствовать. Особенно в таком клубе, как наш. Где у нас 11 тысяч мальчиков надевают майку «Краснодара», и многие в ней ложатся спать. И они должны знать, что неправильно бить стулом человека по голове, неправильно втроем-вчетвером бить лежачего человека. И хотим мы, не хотим, мы обязаны на это реагировать.

О России и россиянах

— Русские никому ничего не должны. Они не должны доказывать, что они нормальные. Если кто-то думает, что они ненормальные, им самим надо к врачу идти. Мы всякие. Мы и сумасшедшие, и несумасшедшие. Мы красивые и некрасивые. Резкие и нерезкие. Мы просто огромная нация, которая влияет на этот мир, потому что у нас 1/6 часть суши, потому что у нас есть культура, какая-то своя специфика. Мы влияем как и положительно, так и отрицательно… И мы не будем перед европейцами расшаркиваться: ребят, да мы нормальные, да возьмите нас в свое сообщество, да мы тут хорошие. Мы сами себе должны быть на уме. Мы должны быть людьми, которые не отправляют своих лучших футболистов за границу, чтобы все увидели, что мы нормальные. Мы должны становиться богаче. Мы должны получать эмоции в своей стране. Мы должны ее любить. Мы должны ее изменять.

О руководстве страны и Крыме

— Я родился в России. Я гражданин России. Есть какие-то условия игры, в которых я живу. Если мне не нравится, я собираю манатки и уезжаю за границу. Если это моя страна, то я должен принимать то, что в ней происходит, и быть жителем ее.

Почему женщины не должны заниматься бизнесом

— Сколько бы женщины ни пробовали стать мужчинами, особенно русские, они все равно останутся женщинами.

Будет ли сам заниматься бизнесом

— Я закончил как предприниматель. Самая большая должность, которую я хочу до конца жизни теперь занимать, — это президент футбольного клуба «Краснодар». Это моя жизнь. И я готов участвовать в социальных проектах в городе. Потому что я богатый человек, и я считаю, что богатые люди должны это делать… Говорят, что я там какие-то рестораны открываю. Это неправда. Это не мой бизнес, просто в парке нужен людям ресторан. Мы отремонтировали, сдали в аренду — всё.

О планах на будущее

— Я хочу построить красивые парки в Краснодаре, хочу, чтобы мы просто жили жизнью здесь обычных людей и гордились своим городом, его дорогами. И я считаю, что это важно, чтобы богатые люди там, где они живут, должны улучшать условия, которые есть.

Зачем ему 100-метровая яхта Quantum Blue

— Человек имеет право потреблять свои деньги так, как он считает нужным. Вот я, например, считаю, что часы — это роскошь. У меня часов нет.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.