wpthemepostegraund

По соображениям разума: как экономика предотвращает войну

Источник: forbes.ru

Военный конфликт между Индией и Пакистаном незамедлительно затронул интересы россиян, по крайней мере, какой-то их части. Исламабад закрыл свое воздушное пространство и сразу возникли проблемы у пяти российских авиакомпаний — Nord Wind, «Россия», Ifly, Azur Air, «Аэрофлот», которые были вынуждены задерживать и переносить рейсы, направлять самолеты в обход Пакистана, что удлиняет полет на 2-4 часа. Если посмотреть на карту, то видно что Пакистан, относительно небольшой по территории, расположен так, что перекрывает воздушные пути в Сингапур, Таиланд, Вьетнам, Индонезию, Шри Ланку и прочие популярные направления в Юго-Восточной Азии.

Но это не самые худшие последствия конфликта. Обе страны сегодня интенсивно развиваются, сделали ставку на различные стратегии. И для них нет ничего хуже препятствия в прогрессе в виде военного столкновения. Несмотря на громкую риторику военных, оба правительства постарались купировать конфликт в зародыше, не дав ему перерасти в крупномасштабные боевые действия в то, что Владимир Высоцкий в своей известной песенке называл «индо-пакистанским инцидентом».

Индия и Пакистан трижды воевали «по-крупному» — в 1947-48 годах, в 1965 и 1971 годах. В их истории имеются и более мелкие столкновения как в 1999 году в Каргиле. Конфликт 1965-го, который Высоцкий вслед за советской печатью называл «инцидентом» (Кремлю было неприятно, что два государства, получивших независимость, начали воевать между собой, это шло против его национально-освободительной логики) уладили при посредничестве СССР в Ташкенте на высшем уровне.

Причина затянувшегося более чем на семьдесят лет противостояния — нерешенные территориальные споры (это урок для постсоветского пространства, подобные конфликты быстро не решаются и могут затягиваться неопределенно долго). Распад Индии на два, а затем, после войны 1971 года, на три государства, был противоестественным, почему и оказался таким болезненным. Идея раздела страны по религиозному принципу в условиях перемешанности населения оказалась весьма спорной. Сегодня конфликт сводится к Кашмиру, который оказался поделенным, его долина, где проживает большинство населения, причем мусульманского, остался за Индией, а большая часть территории — безлюдные горы — за Пакистаном. Перспектив политического решения не просматривается, ибо ни одна из сторон не согласна на раздел, но войны не допустят из-за соображений экономики.

Экономика против войны

По паритету покупательной способности Индия занимает третье место в мире по размерам ВВП и лишь вдвое уступает США, а ВВП России меньше индийского в 2,5 раза. У нее же третье место в мировом масштабе по темпам роста экономики — 7,4%, у Китая только шестнадцатое с 6,7%. Пакистан на 25-м месте по ВВП, который меньше индийского в девять раз. Темпы роста экономики у него неплохие — 5,3%, но это дает ему только 32-е место. Иными словами, обе страны интенсивно развиваются и с каждым годом играют все большую роль в мировой экономике.

Индия сделала ставку на развитие IT-сектора, экспорт которого составляет $99 млрд. С ним тесно связаны услуги аутсорсинга — другое важнейшее направление индийской экономики. Ее рынок смартфонов — второй после китайского. У страны — третья в мире по объему фармацевтика, и вторая в мире текстильная промышленность. Об этом мало говорят, но Индии принадлежит пятое место в мире по производству автомобилей, почти 5 млн единиц. В 2045 она, по оценке PwC, должна обойти США по размеру ВВП.

Пакистан избрал другой путь. Помимо производства текстиля и одежды — его главной статьи экспорта, он активно сотрудничает с Китаем, выступая в роли его младшего партнера. Крупнейший проект современного Пакистана — это совместный транспортный коридор с Китаем стоимостью в $62 млрд. Он проходит через Кашмир — прямо у линии соприкосновения враждующих сторон, и продолжается до порта Гвадар на Индийском океане. Благодаря этому коридору Китай сможет поставлять свои товары на экспорт в Европу, страны Ближнего Востока на морским путем на несколько тысяч километров короче чем приходится сегодня. Это проект по своей важности для Пакистана сравнивают с послевоенным планом Маршалла для Западной Европы.

При этом у обоих государств еще множество нерешенных проблем. По душевому ВВП Индия и Пакистан, соответственно, на 122 и 135 местах. А это показатель бедности внутреннего рынка, мизерности потребления. 47% и 42% рабочей силы занято в сельском хозяйстве, что говорит о сохранении глубоко архаичной и непроизводительной структуры экономики. В Индии развитие той же фармацевтики тормозит нарушение авторских прав. В финансовом секторе огромное место занимает неформальный, никем не регулируемый сектор — ростовщики и им подобные. В розничной торговле господствуют нецивилизованные ее формы, крупные сети всячески не допускаются до покупателя.

Стоит посмотреть на показатели экспорта — Индия на 18 месте в мире с $303 млрд, а крошечные Сингапур и Тайвань располагаются по этому показателю выше, равно как и Россия. Пакистан вообще на 67 месте с $22 млрд. Даже его осколок — Бангладеш продает товаров и услуг на $54 млрд, имея минимум природных ресурсов.

Так что, на самом деле, выход обоих государств на мировую сцену еще, по большому счету, и не состоялся. Их развитие происходит в основном за счет внутреннего рынка. Им предстоит гигантская работа по реновации своих экономик. И в этой ситуации о войне не может быть и речи. То, что произошло на рубеже февраля-марта более напоминает политические игры на публику, рассчитанные на внутреннее потребление.

Импорт оружия

Важнее другое: и Индия, и Пакистан — крупнейшие военные державы, но, в силу своего недостаточно развитого ВПК, крупные импортеры оружия. Расходы на оборону у Индии — $63,9 млрд, пятые в мире. А важнейший поставщик вооружений для нее — Россия. Так сложилось еще с начала 60-х годов, когда СССР стал основным стратегическим партнером Дели. Основу авиапарка индийских ВВС составляют российские Су-30 и Миг-29, а также в своей нише заправщики Ил-78 и транспортные Ил-76. То же самое касается танков Т-90 и Т-72. И единственный авианосец индийских ВМС — из России. Индия — крупнейший покупатель российских вооружений. Только в 2018 году было подписано соглашение о поставке Дели комплексов С-400 на сумму $5 млрд. А буквально на днях в Индии открылся завод по производству автоматов Калашникова.

Соответственно, Пакистан в те же 60-е годы сделал ставку на Китай как важнейшего военного союзника. Если у России с Индией имеется проект по совместному созданию истребителя пятого поколения, то Пакистан и Китай уже запустили в производство на паритетных началах многоцелевой самолет JF-17.

Поэтому сообщения о состоявшихся воздушных боях в Кашмире интенсивно анализируют не только военные эксперты, но поставщики и закупщики боевой техники. Для каждого из них принципиально важно — чьи самолеты показали себя лучше? В сухом остатке, если отбросить непроверенные сведения и пропаганду обеих сторон, известно достоверно, что был сбит индийский Миг-21. Это, конечно, неприятный факт для российского ВПК. Далеко идущих выводов делать на нем, конечно, нельзя, но в условиях, когда сбитого F-16 американского производства или французского «Миража» предъявить нельзя, это играет не в пользу российской техники, даже с учетом того, что данный «Миг» — далеко не новинка, а морально устаревший самолет, несмотря на реновацию. Конфликт в Кашмире — это реклама (или антиреклама) военной техники. И от того, кто покажет себя лучше, зависит судьба многих контрактов между Москвой и Дели. Так что для российской экономики происходящее там — вовсе не отдаленные события.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.