wpthemepostegraund

В Новый год «по-кунцевски»: почему в Москве разрешают конфликты силой

Источник: forbes.ru

В конце ноября покой московского района Кунцево нарушил грохот строительной техники. Подарком к зиме для жителей улицы Ивана Франко стало начало закладки жилого дома башенного типа впритык к их окнам. Яркий протест горожан сопровождался задержаниями случайно выбранных активистов. Строители же, с помощью батальона частных охранников огородили площадку для работ и ждут «отмашки» городского начальства для полноценного старта.

Ситуация внезапной высадки строительного десанта в тихий район, возможно, оказалась сюрпризом для местных. Но, в целом, почти каждая локация столицы в последние годы переживала похожую историю. Если в пригородах бразильских мегаполисов самым полезным мобильным приложением считается Onde Tem Tiroteio («Где стреляют»), то москвичам вскоре придется скачивать на телефоны нечто с названием «Где бьют жителей» и картой горячих точек. Мы помним, как СМИ освещали конфликты на улицах Кравченко, Лодочная, Лобненская, в Бутаковской заводи и в парке Торфянка, прокладку «дороги-убийцы» в Раменках, появление апарт-отеля в Битцевском лесу, засыпку Мичуринского пруда и десятки, если не сотни, иных столкновений. Так что удивляться здесь нечему.

Ожидаемой оказалась и типовая структура действий, направленных на тушение пожара. Пыл наиболее дерзких горожан, чувствующих фальшь происходящего, призваны охладить административные штрафы в 150 000 рублей. Остальных приглашают на Бармецидовы пиры, отвлекают разговорами, обещаниями и красочными буклетами. Создаются группы в социальных сетях с привычной риторикой в поддержку застройки. Снимаются агитационные ролики, где активисты выставляются в плохом свете.

Изложенное можно назвать чем угодно, но не цивилизованным разрешением спора. Нет обоснованного ответа на аргументы и обращения жителей, ведь достучаться ни до кого не удается. Нет площадки или органа, который мог бы выслушать стороны в подлинно состязательном процессе. Наконец, нет политической воли на компромисс или диалог. Разговора не складывается, ему препятствуют металлические заборы стройки, поставленные почти вплотную к домам старожилов. И никто не вспомнит, что даже в римском праве был древний институт finis — обязательный промежуток между участками, который нельзя трогать, ибо его охраняли боги границ.

Всё это делает ситуацию не только неправовой, но и внеправовой. Жители смотрят на процесс, как на конфликт «по беспределу», т.е. как на крайнюю степень беззакония. И это весьма справедливо. Москва декларируется «городом для людей», где человек поставлен во главу угла. Но попытки этих самых людей реализовать свои права годами наталкиваются на ожесточенное сопротивление. Никакой горизонтальности, только принуждение.

На мой взгляд, здесь, несомненно, назрели фундаментальные изменения. Застройщикам пора перестать жить ковбойскими шаблонами, нанимая бригады спортсменов смешанных единоборств для разъяснения нюансов градостроительства. Нужно начать договариваться с жителями в открытую и на равных, как это давно делается на Западе. Это кажется неожиданным для тех, кто «не в теме», но исследования показывают: разрешать градостроительный конфликт договором политически и экономически дешевле, чем воевать. Опубликовано достаточно докладов, где прямо просчитано, какие убытки несет компания из-за нежелания взаимодействовать с местным сообществом.

Например, в Канаде выпускаются руководства для муниципальных служащих, где излагаются стратегии коммуникации с горожанами. Любое развитие территории задолго до начала реализации обсуждается с жителями. Причем обеспечивается максимальное гражданское участие (опросы, 3D-моделирование, групповые консультации и пр.) и раскрывается вся информация. При возникновении споров проект может быть скорректирован с учетом местных нужд либо вообще свернут.

Если смотреть на США, то там существует обширный перечень возможных компенсаций, которые представляют собою реальную ценность. Двукратное (даже трехкратное) возмещение ущерба при изъятии недвижимости, льготное кредитование, страхование потерь, финансирование локальной инфраструктуры. Кроме того, для выравнивания баланса сил девелопер может оплатить услуги независимых экспертов (юристов, инженеров, экологов, архитекторов), выступающих на стороне жителей.

Можно заметить, что ничего из изложенного сегодня не применяется в России. Публичные слушания не выполняют свою задачу, так как носят рекомендательный характер. А в остальном попытки договориться выглядят смехотворными: не будешь же всерьез воспринимать как премию для жителя установку стеклопакетов или кондиционеров. Между прочим, в свое время в Москве были неплохие примеры реальных, а не фиктивных согласительных комиссий, когда с жителями договаривались на рыночных условиях. Пускай это и выглядело небеспроблемным, но, во всяком случае, смотрелось куда лучше, чем то, что мы наблюдаем сегодня.

Я считаю, что для предотвращения подобных конфликтов могут пригодиться и процедуры, которые обсуждаются в стране применительно к проектам благоустройства. У нас есть «Целевая модель по организации общественного участия» (плод совместной работы Центра стандартов ОЭСР РАНХиГС и Минстроя РФ). Плюс 1497-й приказ Минстроя России о методике оценки вовлечения горожан. Там можно вычитать много полезного. Про проведение информационной кампании, предпроектное исследование территории, ведение реестра активных городских сообществ и других стейкхолдеров. Техническое задание должно быть доступным, эксперты включаться в дискуссию, а проект показываться и корректироваться перманентно. Даже конкурс школьных рисунков предусмотрели.

Так почему не распространить эту практику дальше благоустройства? Тем более, что в разделах о сути целевой модели и ожидаемых результатах черным по белому указано на важность снижения рисков градостроительных конфликтов.

Если бы схема грандиозной реконструкции в Кунцево от группы компаний ПИК проходила жесткие фильтры и корректировалась с учетом мнения жителей, вряд ли бы произошло то, что произошло. В перспективе все градостроительные проекты должны «отстаиваться» в локальных дискуссиях. И, мне кажется, власти обязаны оснастить заинтересованных лиц набором методик, причем закрепленных в законе. А жителям надо дать рычаги влияния.

Фундаментальные основы городского развития предполагают, что любые преобразования сложившихся районов проходят плавно, органично, эволюционно и не являются для жителя стихийным бедствием. Реконструкция кварталов в духе корбюзианского модернизма — не личное дело одного лишь девелопера. Она вторглась в область личной свободы и сентиментальных ценностей жителей Кунцева и потому требует согласования с ними. Если в разгар строительной экспансии выясняется, что горожан планируют насильно упаковать в блоки многоэтажек, как селедку в бочки, то нужна адекватная альтернатива.

И первый застройщик, который ее предложит и сообразит, что можно делать иначе, который хотя бы намекнет на справедливое регулирование землепользования, отойдя от традиции политических игр, соберет все репутационные бонусы в глазах москвичей.

Точка зрения автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.