wpthemepostegraund

В ожидании криптовесны. Стоит ли ждать либерализации цифровых активов в России?

Источник: forbes.ru

Стремительный рост курса биткоина этой весной — лишь один из признаков, что громкие скандалы вокруг провальных ICO и крупные финансовые аферы не останавливают стремительный процесс развития крипторынка по всему миру. Создание систем государственного регулирования и консолидация нормативной базы этой финансовой сферы — вопрос ближайшего времени. Какие подходы применяются в России и стоит ли ждать криптовалютного рая в нашей стране в ближайшие несколько лет?

Загнать в рамки

Лидеры мировой экономики уже осознали, что крипторынок — это не дань моде на цифровизацию всего на свете, а полноценная финансовая система, которую необходимо интегрировать с государством, чтобы не утратить контроль и не упустить потенциальную масштабную выгоду. Россия, хоть и с опозданием, тоже стала частью тренда, начав создавать законодательную базу для регулирования этой сферы.

Буквально несколько месяцев назад наша страна официально признала «цифровые права», включив это понятие в Гражданский кодекс федеральным законом №34-ФЗ, принятым в марте этого года. Это фактически выводит криптоиндустрию из «серой» зоны, так как обеспечивает гарантии участникам рынка на законодательном уровне. Кроме того, документом определена форма сделки, которая подходит для смарт-контрактов на технологии блокчейн, что также создает формальные условия для таких правоотношений.

Нововведение вступит в силу 1 октября этого года, и тогда же ожидается принятие отраслевых законов, касающихся оборота цифровых финансовых активов и коллективного инвестирования (краудфандинга). В случае с последним как раз имеются ввиду ICO, при которых инвесторы вкладывают деньги в цифровой актив еще до того, как он действительно выйдет на рынок и подвергнется многочисленным рискам, присущим любому стартапу. Текст законопроекта № 419059-7 о цифровых финансовых активах, как ожидается, будет представлен ко второму чтению в Госдуме в ближайшие несколько недель.

Наконец, сейчас в процессе разработки находится законопроект об экспериментально-правовых режимах (ЭПР) в сфере цифровых инноваций (в отрасли известных как «регуляторные песочницы»). ЭПР позволят проводить пилотное внедрение новых финансовых технологий и устранять возникающие при этом пробелы в законодательстве.

В целом введение законодательной базы фактически определяет момент начала формирования отечественной регуляторной среды для оборота цифровых активов. Следует ожидать, что отрасль будет постепенно выходить из серой зоны и предстанет в качестве обычной инвестиционной деятельности, но с необычными инвестиционными инструментами. Усиленный контроль Центробанка над работой инвестиционных платформ и строгие требования к юридическим лицам, занимающимся выпуском цифровых активов, должны помочь избежать повторения ситуации с огромным количеством обманутых инвесторов. Одновременно законопроекты разделяют инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных, чтобы защитить людей от значительных потерь на высокорисковых финансовых рынках.

Вера криптоинвесторов в безграничность влияния цифровых активов наконец-то начала приносить свои результаты и, похоже, убедила власть в необходимости их признания. Во-первых, принятые поправки подтверждают, что цифровые активы достигли критической массы и государству больше нельзя их игнорировать. Во-вторых, государство явно демонстрирует собственный интерес к криптотехнологиям для использования в государственном управлении. В-третьих, оно, по сути, заявляет, что готово позволить криптоэнтузиастам заниматься своим бизнесом, если все будет в рамках закона. Однако именно с практической реализацией этого требования возникают определенные проблемы.

Будет ли изоляция?

Принятый закон содержит отсылочные нормы, которые представляют собой главную сложность для криптоэнтузиастов. В частности, «цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам». Другими словами, государство признает цифровые права, но одновременно подчеркивает, что в российском цифровом поле будут законны лишь те активы, которые «крутятся» в финансовых системах, одобренных регулятором.

Сегодня существует большое количество разных криптовалют. Самые известные из них — это Bitcoin, Ethereum, Ripple, IOTA. Полную информацию можно посмотреть, например, на аналитическом сервисе Coinmarketcap. Несмотря на то что многие валюты были созданы российскими гражданами, ни один из нынешних цифровых активов не признается российскими властями, то есть использование их на отечественном крипторынке будет ограничено.

Именно признание иностранных криптоактивов — главная интрига для российских инвесторов. Отсутствие единого мнения по этому вопросу даже среди таких государственных органов, как Центральный банк и Министерство финансов, все еще оставляет иностранные цифровые активы в серой зоне. В результате, несмотря на смягчение позиции российских властей в отношении крипторынка, на государственном уровне еще применяется достаточно консервативный подход, который четко разделяет отечественные и иностранные активы.

Многие представители криптосообщества воспринимают такой подход как попытку создать чуть ли не закрытый рынок цифровых активов. В результате регуляторы испытывают давление со стороны многочисленных и влиятельных участников рынка. Хорошим знаком было появление в промежуточных редакциях законопроектов норм, применяющих иностранное право при участии в обороте цифровых прав иностранных лиц.

Поскольку государство приравнивает криптовалюту скорее к цифровой ценной бумаге, нежели к цифровым деньгам, и у регуляторов уже накоплен существенный опыт работы в этой сфере, признание иностранных цифровых активов, на наш взгляд, это лишь вопрос времени.

Частные деньги и государственные налоги

Несмотря на некоторые уступки, Центральный банк вряд ли признает цифровой актив в качестве полноценного платежного средства. Регулятор продолжает видеть в криптовалютах угрозу денежной системе и именно поэтому ограничивает их роль в качестве финансового и инвестиционного инструмента. Если в России и возникнет система частных денег, она будет под таким же или более жестким контролем, как ценные бумаги.

Бытует мнение о том, что цифровые активы широко используются в криминальной деятельности, например для покупки наркотиков, оружия и т.п. Безусловно, расчеты в криптовалюте в нынешнем формате слабо контролируемы по сравнению с безналичными. По этой причине власти будут стремиться установить и ужесточить контроль над рынком цифровых активов.

Российские чиновники уже весьма неплохо ориентируются в вопросах крипторынка и активно участвуют в законотворчестве как минимум в рамках национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Налогообложением будет заниматься Федеральная налоговая служба, которая сейчас не проявляет активную позицию и ждет, пока цифровые права полноценно станут частью российской правовой системы. Важно отметить, что по уже принятому закону цифровые права относятся к имущественным правам, а эта категория давно существует в Налоговом кодексе. В результате режим налогообложения цифровых прав будет как минимум похожим.

При этом ряд ситуаций с налогообложением еще предстоит соотнести с будущими операциями с цифровыми активами. В их числе применение налога на добавленную стоимость, квалификация покупки одних цифровых активов за другие как мены, отсутствие официального обменного курса цифровых активов у Банка России. Также остаются открытыми вопросы налога на прибыль и НДФЛ для организаций и граждан, которые будут осуществлять операции с цифровыми правами. Особняком стоит вопрос квалификации майнинга и торговли на криптобиржах как предпринимательской деятельности.

Курс на либерализацию

Несмотря на баталии между криптоэнтузиастами и государством, следует понимать, что внешние и внутренние факторы, а именно санкционное давление и структурные проблемы в экономике, вынуждают власти двигаться в сторону цифровизации. При этом не рассматривается необходимость придумать что-то новое и не имеющее аналогов в мире. Наоборот, в основу поправок был положен опыт зарубежных стран, причем скорее США, чем Китая.

Предположения о том, что государство решило регулировать крипторынок и блокчейн из-за опасения отключения от SWIFT, представляются несколько алармистскими: имеются иные защитные механизмы для обеспечения безналичных расчетов. Уже принятый закон и ожидаемые законопроекты остаются весьма консервативными по сравнению, например, с американским регулированием и вряд ли предназначены для попыток обхода западных санкций.

Будущие отечественные цифровые активы вряд ли будут называться криптовалютами — это твердая и последовательная позиция Банка России. В существующих терминах отрасли это будут скорее инвестиционные токены. В результате цифровой актив можно будет купить и продать, а вот рассчитываться им не получится. Государство может захотеть приобрести долю инвестиционных платформ, например, в формате государственно-частного партнерства, но в этом видится скорее желание государства, а не обязательное требование. Важнейшим же условием станет соблюдение законодательства и требований регулятора, а также защита прав инвесторов.

В любом случае государство уже оценило технологическую составляющую криптоактивов и делает ставку на ее развитие отдельно от финансовой составляющей. Информационные системы хранения и обработки данных с применением технологии блокчейн пользуются большей благосклонностью государства, чем финансовые инструменты, основанные на этой технологии.

Рассматривая будущее именно финансовой составляющей криптоактивов, важно понимать степень дальнейшей либерализации профильных законов. Если говорить о цифровых активах как о параллельном фондовом рынке, то на него можно и следует надеяться.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.